Я сейчас как Дарья Донцова: она же, лежа в больнице, стала писать свою первую книгу? Однако я все-таки не написала пока ни одной книги и дома на больничном. Причина – ветрянка. В детстве и до 27 лет не болела ею ни разу, прививок от нее не ставила – не знала, что такие разработаны. Проработав полгода в школе, схлопотала заразу. 4 июня, в день начала моего отпуска, рейс до Сочи (Адлер) отменился для нас по этой причине - билеты мы сдали экстренно вчера утром. Температура 38,5, сильное сердцебиение, лихорадка на третий день больничного  заставили нас обоих задуматься, что к воскресенью с большей вероятностью я не вылечусь - рецидив может повториться, а сам отдых на юге тогда испортится очередным обострением.

В еще майский понедельник я, выйдя на финишную рабочую неделю перед отпуском, не зная, что уже болею ветрянкой, подумала: «Осилишь эти пять дней, совсем немного, это же не те три месяца, которые ты ждала с марта, это всего пять дней! Ой, нееее, голова болит, мышцы ломит, в жар кидает, а насморка нет, горло тоже не болит, в чем дело? Нееет, похоже, что эту неделю в таком состоянии осилить невозможно».

Сейчас я все еще верю, что мне стоило умолчать на работе, куда я собиралась на отдых. Не поделилась бы ни с кем информацией - явно бы улетела отдыхать, как, например, год назад мне удалась поездка в Европу, я придала ей такую секретность, что о ней коллеги по цб узнали, когда я выложила в вк первую за все время отпуска фотографию из Венеции, а это произошло практически в заключительные даты моего пребывания там.

Взять сейчас меня – ту, которой я была до болезни – уставшую от пересадок на работу и обратно, домой к мужчине, от выглядящих заносчивыми указаний начальника, от состояния, словно мое время расходуется впустую, и я не ощущаю никакого азарта и интереса к такой жизни, аж дыхание останавливается от ужаса, почему я выбрала эти условия и до сих пор так и не отказалась от них. <…>

Смирения и сил мне.