Слава Богу, наступил выходной после недели поздних возвращений домой с работы из-за годового отчета. Услышать от главбуха в процессе решения вопросов с отчетностью нечто наподобие "Лучше бы сидеть и начислять три школы" было неожиданно, но так откровенно, честно и правдиво, что у меня мгновенно включилась эмпатия. Работать в бухгалтерии, надеясь только на звонок программистов, обслуживающих программу по обработке учетных данных - сомнительное занятие. Однако они и вправду ей очень помогли. Я, пусть и с 5,5-летним опытом работы, но лишь в области основных средств, мат. запасов и продуктов питания, далеко не продвинулась в области экстразнаний в бухучете. И, если честно, теперь ненавижу бухучет всей душой и жаждаю найти себе другое занятие, приносящее радость и отдохновение. Времена тупого конвейерного набивания информации в программу давно прошли, мне нужен новый этап.

В конце прошлого года после посещения гинеколога я купила прописанные ею таблетки и начала их принимать, подспудно чуствуя, что довольно-таки мирный период в моей жизни за последние 2 недели декабря из-за их приема может нарушиться и даже омрачить Новый год и сами новогодние каникулы. Так и произошло. Мне стоит запомнить, что эти таблетки меняют мою восприимчивость радикальнейшим образом: что я видела мирным и практически дружественным, становилось для меня опасным и злым, играющим против меня. Ужасное состояние, в котором я постоянно задаюсь вопросом: а все ли со мной в порядке? почему, переживая его, мне так хочется отказаться от всего, с чем я сейчас живу последние 2 года? Однако благодаря этому состоянию я отстояла у мужа для своих вещей, сложенных по косметичкам и картонным пакетам и хранящимся - внимание! - около года у дивана, отдельный шкаф и даже комнату, где мы теперь ночуем. Надо заметить: я почти год живу в квартире у мужа. Столько же мы следим за его дедом, оставшимся одним после смерти бабушки. В статусе жены я пребываю уже 4-й месяц, и только 2 недели назад я позволила себе возмущенно заявить, что моим вещам, сложенным у дивана, столько времени не находилось нормального места. И, наконец, после того, как мы с мужем разобрали третью комнату, в которой жила его умершая бабушка, просмотрели все ее вещи, оставили самые памятные для мужа, я протерла там все старые шкафы от пыли, помыла пол, систематизировала нужные нам вещи, я смогла вздохнуть свободно. А еще я постирала более-менее приличные найденные нами шторы, муж же повесил их в той комнате, - я же заявила, что хочу там нормальные шторы, а не страшный оборванный ужас, висевший до этого. Я однажды со злостью сказала, что выброшу все из этой комнаты, ведь там все стоит нетронутым уже как год, и она при этом никак не используется, только со временем захламляясь, но муж мне возразил: "Мне все здесь напоминает о бабушке, и когда я сюда захожу, я к ней обращаюсь". А я тем временем слонялась почти бестелесной тенью в этой квартире и не знала, как отстоять себя и свою жизнь там. И пока я не хотела задевать его чувств, я ощущала, что мое пребывание рядом с ним становится номинальным и неполным для настоящего проживания, неосознанным, с участившимся моим плохим настроением. Требуется большое мужество, чтобы заявить о себе, когда ты сомневаешься, наблюдая за чужими поступками и думаешь, а хотят ли, чтобы ты здесь вообще была. Мне отстоять себя в сложившемся вопросе помогла высвободившаяся злость и возмущение. Раньше, до 25-ти лет, меня рады были видеть рядом мои родители, предоставлявшими мне условия, а я, выросшая с привычкой пользоваться лишь тем, чем распологаю, и не искать того, что действительно мне подходит, только сейчас получила опыт самостоятельного определения собственного комфорта. Пусть он был со слезами, истериками, злыми словами, сжатыми в кулак пальцами, но сам факт - он был, и оттого он сейчас мне так ценен.

Слава Богу, спустя неделю, как в пачке закончились таблетки, я почуствовала, как возвращаюсь к себе нормальной. У меня появились любимые музыкальные композиции, и это приятно до удивления - такого давно не было. Ненависть и злость отступили. Однако теперь, если они подберутся ко мне вновь так же близко, я знаю, с чего стоит начать - с создания комфортных условий и с необходимости позаботиться о себе